Присоединение Мерва и бой на Кушке

1885 год. 30 марта (18 марта ст.ст.) русские войска генерала Комарова разбили афганцев у реки Кушка, закрепив Мервский оазис (Туркмения) за Россией. Это был единственный военный конфликт в годы правления Александра III.

В 19 веке Афганистан становится объектом колониальной экспансии со стороны Англии. Первая англо-афганская война (1838—1842 ) и вторая (1878—1880) кончились поражением британцев. Несмотря на это, в соответствии с Гандамакским договором 1879 года англичане получили контроль над внешней политикой страны. Однако и Российская империя имела свои интересы в Средней Азии, что привело к длившемуся на протяжении 19 века невооруженному конфликту, известному как «Большая игра».

Российские владения в Средней Азии после побед генерала Скобелева включали в себя туркменские земли до самого Афганистана и Персии. Однако подчинение туркмен означало и то, что Россия отныне была обязаны защищать их интересы. А после ослабления Туркмении посягательства со стороны афганцев стали здесь регулярными. Требовалось установить четкие границы государств и пресечь проникновения нарушителей.
 

Продвижение России на юг вновь началось, когда генерал Александр Виссарионович

Комаров, в чьем ведении находилась Закаспийская область и ее войска, принял решение подчинить России город Мерв, имеющий дурную репутацию среди городов Средней Азии. В конце 1883 года генерал направляет туда штабс-ротмистра Алиханова и текинца майора Махмут-Кули-хана с предложением мервцам принять русское подданство. 25 января 1884 года в Ашхабад прибыла депутация мервцев, которая поднесла Комарову прошение на имя императора о принятии Мерва в русское подданство, после чего мервцами была принесена присяга.
 

Медаль «За походы в Средней Азии»

После аннексии Мерва возникла необходимость определения границ между новой русской провинцией и Афганистаном. Великобритания, защищая свои имперские интересы, послала свою разграничительную комиссию, с военным отрядом для ее охраны. Россия тоже послала свою комиссию и боевой отряд под начальством генерала Комарова. В ходе переписки по поводу назначения англо-российской пограничной комиссии Россия бросила вызов притязаниям Афганистана на оазис Панджшех, упорно утверждая, что оазис принадлежит России на том основании, что она владеет Мервом.

6 января 1885 года генералу Комарову было приказано безотлагательно занять отрядами Таш-Кепри и прочие пункты будущей намеченной границы, причем в приказе говорилось, что желательно избегать столкновений с афганцами.
 

Генерал А.В.Комаров

 Поскольку Афганистан состоял под протекторатом Британской империи, вице-король Индии (лорд Дуфферин) поднял большой шум, опасаясь подготовки русского вторжения в Индию. Он потребовал от афганского эмира, чтобы тот оказал вооружённое сопротивление продвижению русских. Афганистан послал в Панджшех войска для усиления его защиты. Когда про это узнал Комаров, он пришел в ярость. Комаров заявил, что оазис принадлежит России, и приказал афганским отрядам немедленно удалиться. Афганский командующий отказался. Комаров сразу же обратился к специальному британскому уполномоченному в Афганистане генералу Лэмсдену, требуя, чтобы тот велел афганским отрядам уйти из Панджшеха. Лэмсден отказался это сделать.

Полный решимости не допустить, чтобы Панджшех ускользнул из его рук, Комаров решил сменить тактику. 13 марта 1885 года под нажимом Британии российское правительство дало клятвенную гарантию, что российские войска не станут атаковать Панджшех, если афганцы воздержатся от военных действий. Через три дня министр иностранных дел Николай Гирс это повторил и добавил, что такое обязательство было дано с полного одобрения царя.


Афганские войска сосредоточились на западном берегу реки Кушка, а российские — на восточном. Несмотря на повторные обещания российского правительства, войска Комарова постепенно окружали Панджшех. К 12 марта 1885 года они находились на дистанции меньше мили от его защитников. Комаров теперь предъявил командующему афганских войск ультиматум: либо через пять дней тот отводит войска, либо русские выбьют их с Кушки. Афганцы приступили к возведению укреплений на своем берегу.
 

Рядовой туркестанского линейного батальона в походной форме

В подчинении Комарова находился сформированный им Мургабский отряд. Он состоял из 3-го Туркестанского линейного батальона, сводного батальона (2-я и 3-я роты 3-го и 6-го батальонов), саперной команды (из 1 офицера и 10 человек), 1-й и 2-й казачьих сотен и отряда милиции (100 человек) из Мерва.

18 марта 1885 года, когда срок ультиматума генерала Комарова истек, а афганцы не подавали никаких признаков отхода, он приказал своим частям перейти в наступление, но первыми огня не открывать. В результате первыми открыли огонь афганцы, ранив лошадь одного из казаков. После чего российским войскам был отдан приказ своим войскам открыть огонь по афганской коннице, которая была сосредоточена в пределах видимости. Конница не выдержала убийственного огня и в беспорядке бежала. Афганская пехота сражалась храбро, но к утру противник был оттеснён за мост Пул-и-Кхишти, понеся урон примерно в 600 человек. Потери войск Комарова составили только 40 человек погибших и раненых. Кушка становится самой южной точкой российской империи. В письме генералу Комарову царь поблагодарил его за проведенную операцию, но попросил объяснений причин происшедшего, указав на то, что был дан приказ воздерживаться от боевых столкновений. Тем не менее, Комаров за эту победу был награжден золотой шпагой с бриллиантами с надписью «За храбрость». В 1890 году он был отчислен в запас с производством в генералы от инфантерии.

История в лицах

 Из доклада генерала А.В. Комарова императору Александру III:

Полная победа еще раз покрыла громкой славой войска Государя Императора в Средней Азии. Нахальство авганцев вынудило меня, для поддержания чести и достоинства России, атаковать 18 марта сильно-укрепленные позиции на обоих берегах р. Кушки... Авганский отряд регулярных войск, силою в 4 т. человек при 8-ми орудиях разбит и рассеян, потерял более 500 человек убитыми, всю артиллерию, два знамени, весь лагерь, обоз, запасы... Английские офицеры, руководившие действиями авганцев, просили нашего покровительства; к сожалению посланный мною конвой не догнал их. Они были, вероятно, увлечены бежавшей авганской конницей.

 Александр III – генералу Комарову:

Государь Император шлет свое Царское спасибо Вашему Превосходительству (и всем чинам) храброго (Мургабского) отряда за блестящее дело 18-го марта, повелел представить наиболее отличившихся офицеров к наградам, а нижним чинам жалует 50 знаков отличия военного ордена. Вместе с сим Его Величеству благоугодно знать в подробности причины, побудившия Вас поступить вопреки переданному Вам повелению: всеми силами воздерживаться от кровопролитного столкновения.


Солдатская песня Туркестанского линейного батальона

Вспомним, братцы-туркестанцы,
Вспомним дедов и отцов,
Туркестанцев-молодцов!
Как они нам завещали
Без пощады врага бить,
Басурманов не щадить!
Вспомним, братцы, про былое,
Как на Кушке на реке
Удирал враг налегке.
Утром рано, чуть светало,
Мы в обход скоро пошли,
А когда же рассветало
Перестрелка загремела,
Раздался орудий гром, —
Тут и дело заявилось
И сильней пошло потом!
И афганцы не зевали,
Цепь прорвать хотели нас, —
Но зачем было стараться, —
Нас нельзя остановить!..

Им пришлося убираться
Да и пушки отвозить...
Отвозить мы не давали,
Сами пушки забирали...
А афганцы удирали,
Туфли-ружья побросали,
Мы за ними вслед идем,
Им в догонку пули шлем.
Наша музыка играет,
Отряд дружно наступает
Через мост мы все идем,
Главный лагерь их берем…
Восемнадцатое марта
Будет помнить враг всегда,
Англичане и афганцы

Не забудут никогда,
А мы тоже не забудем,
Это дело помнить будем,
Как разбили мы врага
И утешили Царя!

С сайта РУНИВЕРС

 

*****************************

 

От себя (А. Апель) добавлю еще один образец народного творчества: казачью песню, записанную неизвестным собирателем фольклора в 1896 году в Екатеринодаре. [Ист.: You Tube]

 

Песня о генерале Комарове

 

Восемнадцатого марта

Царь прислал такой указ:

Чтобы храбрые кавказцы

Выступали в добрый час.

 

И лишь утро наступило,

На земле лежал туман -

Как афганская к нам пуля

Принесла с собой поклон.

 

На коня свого садился

Комаров, наш генерал.

Снял папаху, перкрестился,

Весь отряд свой в бой послал.

 

Стрелки стройною колонной

Потеснили правый фланг,

И кавказцы своей горстью

Нанесли ужасный страх.

 

Туркестанские солдаты -

Они духом не богаты.

Целый час в песках бродили,

Чтобы меньше их побили.

Артиллерию забрали,

Воротилися назад.

Туркестанцев добивали,

Кто не мог с земли встать.

 

Грянем, братцы, удалую,

Чтоб огонь в груди пылал!

И кавказцев со стрелками

Чтоб афганец вспоминал!

 

И в другой бы раз боялся

Такой массой к нам ходить,

И скорей бы усмирялся,

Чтобы дома мирно жить.

 

Наш полковник Алиханов

Сказал слово: "Молодцы!

Целься, братцы, не робея!

Покоряться, подлецы!"

 

Мы ударили три раза -

Алиму́лла ихний пал.

Остальные дали драла,

Кто куда из них попал.